МАТЕРИАЛЫ ЭКСПЕРТНЫХ ОН-ЛАЙН КРУГЛЫХ СТОЛОВ НА ТЕМУ «ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ И ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ НАСИЛЬСТВЕННОМУ ЭКСТРЕМИЗМУ И РАДИКАЛИЗАЦИИ, ВЕДУЩИХ К ТЕРРОРИЗМУ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА»

11.01.2021 32

На протяжении последних десятилетий международные террористические организации делают постоянные попытки обрабатывать граждан стран ЦА деструктивными радикальными идеями, стараясь переформатировать сознание, прежде всего молодежи, превратив ее в сырье для топки вооруженных конфликтов в Афганистане и на Ближнем Востоке. Центры этих террористических группировок продолжают активную работу по вербовке молодежи на «джихад». Одной из серьезнейших проблем для безопасности Узбекистана остаётся непрекращающаяся активность таких вербовочных центров и создание тайных террористических ячеек на территории страны.

      Опыт и практика показывают, что повышение эффективности в предотвращении насильственному экстремизму, радикализации, ведущим к терроризму, зависит не только от деятельности правоохранительных органов и спецслужб, но и от того, какое участие принимают средства массовой информации в этом процессе, как они информируют общественность в этих вопросах, формируют общественное сознание и её активность для противодействия этим угрозам. Известно, что в мировой практике террористы активно используют СМИ, интернет для манипулирования общественным сознанием и достижения своих целей.  Поэтому для СМИ важным является также проводить среди граждан квалифицированно и своевременно правовое и медиаобразование, эмоционально рассказывая о жизненных историях и трагедиях людей, связанные с экстремизмом и терроризмом.

      В рамках проекта Центра переподготовки журналистов Узбекистана совместно с ОБСЕ  на тему «Роль СМИ Узбекистана в противодействии угрозам терроризма» в 2020г.были учтены все сложности тематики и необходимость специальной подготовки журналистов для создания таких материалов, были проведены тематические тренинги, дискуссионные экспертные круглые столы ,наращивался количественный и качественный потенциал материалов журналистов, освещающих данную тематику. В проекте ставились следующие задачи:

    Дискуссии в мероприятиях показали, что у многих журналистов пока не хватает знаний в вопросах самой сути насильственного экстремизма и радикализации, ведущим к терроризму, а также навыков и  подходов к освещению данной тематики. В рамках проекта было проведено 4 тематических экспертных круглых стола для журналистов и блогеров на темы:“Гендерный дискурс в вопросах НЭРВТ”,“Вопросы профилактики трудовых мигрантов от влияния насильственно экстремистской идеологии”,“ Противодействие влиянию насильственных экстремистских идей на молодежь и детей подросткового возраста” и “ Роль СМИ и ННО в противодействии  религиозным экстремистским течениям в информационной среде”.

Предлагаем вашему вниманию выступления  экспертов в работе этих круглых этих.

Г-н Ричард УиллерСоветник по проектам Координатора проектов ОБСЕ в Узбекистане

  • На сегодняшний день террористические группировки все чаще используют традиционные и современные СМИ для распространения своей идеологии и привлечения новых последователей. Молодoе поколение особенно подвержено риску вовлечения в насильственно-экстремистскую деятельность ввиду интенсивного использования социальных сетей и интернета в сочетании с различными субъективными и объективными факторами.
  • СМИ сегодня должны умело информировать общество о том, что каждый должен быть бдительным к угрозам и  анализировать, что происходит вокруг нас.  Как уже было сказано, в мировой практике террористы активно используют СМИ и Интернет для манипулирования общественным сознанием и достижения своих целей, поэтому важным является также проводить среди граждан квалифицированно и своевременно правовое и медиаобразование, широко используя каналы СМИ.
  • СМИ обладают уникальными возможностями  для противодействия распространению идей НЭРВТ среди молодых людей, предоставляя им платформу для самовыражения и для того, чтобы донести до общества свои проблемы и разочарование. Они также могут быть полезны для установления контактов с уязвимыми молодыми людьми, изолированными от своих общин и общества в целом.
  • ОБСЕ вносит всеобъемлющий вклад в международные усилия по борьбе с терроризмом под руководством ООН, противодействуя проявлениям терроризма, а также различным социальным, экономическим, политическим и прочим факторам, способным создать условия, в которых террористические организации могли бы заниматься рекрутированием и получением поддержки.
  • ОБСЕ способствует использованию основанного на сотрудничестве и скоординированного подхода к борьбе с терроризмом на всех уровнях, включая координацию действий между национальными органами, сотрудничество между государствами, сотрудничество с соответствующими международными и региональными организациями и, в случае необходимости, налаживание государственно-частных партнерских отношений между государственными органами, и частным сектором  (то есть, деловые круги, промышленность), гражданским обществом и средствами массовой информации.
  • Эти усилия предпринимаются на основе и в русле глобальной стратегии Организации Объединенных Наций по борьбе с терроризмом и соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН в соответствии с Консолидированной концептуальной базой ОБСЕ для борьбы с терроризмом.

Мукимжон Киргизбаев, заведующий кафедрой политологии УЖМКУз, доктор политических наук, профессор

      Выступая на заседании Совета глав государств Содружества в Душанбе, Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев выразил «серьезную обеспокоенность» растущей угрозой международного терроризма, «….при этом набирает силу тенденция их перемещения с Ближнего Востока в Афганистан, к границам СНГ». Страны СНГ должны быть готовы к превентивным действиям для своевременного отражения угрозы терроризма, считает Президент Мирзиёев.

     Сегодня все религиозные экстремисты мира пытаются объединиться. Более того, такие террористические группировки уже не действуют на территории одного государства, а проявляют себя на территории сразу нескольких государств. Таким образом, каждая террористическая группировка приобретает уже международный характер. Факты свидетельствуют о том, что такие террористические группы теперь включают в свои ряды опасных преступников и различные криминальные лица, независимо от их гражданства, религии, национальности, возраста или пола. Подтверждением этих слов могут служить террористические акты в таких странах, как Ирак, Сирия, Российская Федерация, Франция, Испания, Филиппины, Индонезия (Профилактика (предупреждение) экстремизма и терроризма. Методическое пособие для пропагандистов. Под общей ред. Л.Н.Панковой, Ю.В.Таранухи – М., Университетская книга,2010. – 312 с.).

      Терроризм – это радикальная и неистовая форма политического поведения, действующая тайно, вооруженная, использующая разнообразные средства и действия для достижения своих политических целей путем запугивания и давления на духовно-идеологическую и социально-экономическую структуру государства, личность и общество, а также на политическую систему государства. Исследования и анализы ученых из разных стран мира позволяют нам сформулировать ряд общих аспектов для комплексного исторического исследования религиозного экстремизма. В основном это:

– религиозный экстремизм олицетворяет крайний исламский фундаментализм, который имеет исторически повторяющийся характер, но не всегда проявляется в агрессивных формах;

– социальная база религиозного экстремизма – это в основном различные психологические потрясения и социальные кризисы, экстремизм является результатом этих процессов, а в дальнейшем проявляется как фактор дальнейшего развития данных процессов;

-религиозный экстремизм имеет социальную основу для восстановления и возрождения и приобретает транснациональный характер. Но сохраняя свой статус абсолютно полноценной идеологии, действует через ту или иную структуру для достижения политических целей экстремизма и их реализации;

– распространение религиозного экстремизма обычно связано с внутренними и местными причинами, которые обычно создают локальную кризисную среду. В то же время отмечается, что расширение его вооруженной активности в большинстве случаев происходит под влиянием внешних условий и факторов (с помощью их международных центров);

– терроризм и экстремизм имеют глубокие корни в тех регионах, где широко распространены выращивание и употребление наркотиков, потому что  основным экономическим источником их деятельности является выращивание и продажа наркотиков. Доказательством этого является тот факт, что почти три четверти выращиваемых в мире наркотических средств приходится на долю Афганистана.

       Террористические организации   осуществляют такие примитивные призывы, как разрушение основ действующей системы и реализация воображаемых идей и проектов. Поэтому, вместо того чтобы углубленно изучать историю и философию ислама, совершенствовать свое религиозное мировоззрение, такие экстремистские группы пытаются пропагандировать среди молодежи выдержки, вырванные из контекстов религиозных источников, в которых говорится о борьбе с «неверными», искусственно связывая их друг с другом. Идеологические интерпретации, выдвинутые экстремистскими группами за последнее десятилетие для привлечения молодежи, особенно несовершеннолетних, в основном следующие:

– враждебное восприятие светского общества и традиционных исламских ценностей, пропаганда борьбы с ними экстремистскими и террористическими методами;

– «разрушительность» и «несправедливость» светских государств, которые, по их убеждению, не имеют ничего общего с государственной системой, упомянутой в религиозных верованиях, и следовательно, установление вместо него халифата;

– в качестве альтернативы существующим политическим системам формирование основанной на шариате системы правления, обеспечивающей осуществление ею не только административные, но и идеологические и юридические полномочия.

      В то же время одним из средств, с помощью которого террористы оказывают влияние на молодежь, остается Интернет. Основная причина этого – легкий доступ к сознанию молодых людей, особенно несовершеннолетних, через Интернет, скрытое обеспечение связи, сложность контроля этой сети государственными органами, высокая скорость передачи информации, глобальное значение сетей и низкая стоимость мультимедийных возможностей. Экстремистские ресурсы широко используют такие инструменты, как психологическая атака, в том числе вводящая в заблуждение информация, запугивание, влияние на сознание молодежи с помощью обманов и уловок, фальсификации различных концепций и фактов. Они также пытаются увеличивать число своих последователей и вербуют новых членов через Интернет.

     В настоящее время Интернет является  активным инструментом многих организаций, использующие все методы терроризма. Так, на сегодняшний день в Интернете количество сайтов экстремистского и террористического характера достигло 8000. Около 200 из них выражают свои экстремистские взгляды на русском языке, также есть несколько десятков сайтов на узбекском языке (Более подробно:  на сайте «Молодежь за Чистый Интернет» // http://www.truenet.info/ ).

     На основе опыта, накопленного в разных странах мира, доказано, что в борьбе с экстремизмом и терроризмом власти и общественные организации должны работать в следующих направлениях:

–  обеспечение информационно-аналитической борьбы против терроризма и экстремизма, т.е. издание на систематической основе различных брошюр, книг, плакатов, документальных и детских художественных фильмов, понятных молодежи, особенно несовершеннолетним;

-создание системы разъяснения различных видов деятельности в сфере терроризма и экстремизма и последствий их деятельности, повышение бдительности молодежи;

– организация центров контрпропаганды против терроризма и экстремизма, то есть против передачи информации на основе обмана и мошенничества, разоблачения распространяемой ими литературы, привлечение к ним специалистов с современными знаниями. Адаптация анализов и выводов этих центров к несовершеннолетним, с учетом их возраста, обеспечение проведения таких мероприятий на регулярной основе;

– развитие теоретических и практических аспектов идеологической борьбы с экстремистскими взглядами, формирование религиозной и межнациональной толерантности, обращение особого внимания таким вопросам, как патриотизм, здоровый образ жизни, приоритет общечеловеческих ценностей, разработка эффективных механизмов широкой пропаганды национальной идеи среди молодежи;

– с учетом возрастных особенностей несовершеннолетних издание брошюр на простом и доступном языке о ханафитской школе ислама, регулярная организация «круглых столов» в школах, лицеях и колледжах с участием представителей религиозных организаций и ученых, экспертов;

– организация во всех образовательных учреждениях различных конференций, круглых столов и  конкурсов, направленных на разоблачение террористических и экстремистских взглядов, разработка механизмов их систематического действия, сотрудничество с религиозными организациями, СМИ и общественными институтами в этом направлении;

– формирование современной информационной системы противодействия экстремистским идеям (на основе принципа «идея против идеи, просвещение против невежества»), формирование системы подготовки специалистов, способных вести эффективную работу по формированию материалов и анализов с учетом мировоззрения молодежи. Обеспечение широкого и эффективного использования Интернет-сетей в этом направлении.

       В настоящее время в Узбекистане ограждение несовершеннолетних и молодежи от воздействия экстремистских и террористических течений признано как одна из главных гарантий построения гражданского общества. Учитывая, что будущее в руках молодежи, становится понятно, насколько важна и необходима реализация этих задач.

Виктор Михайлов, Директор ННО «Центр исследования региональных угроз»

          Кто наиболее уязвим к воздействию идей экстремизма, ведущим к радикализации и в последующем к терроризму? Многочисленные статистические данные свидетельствуют, что абсолютное большинство рекрутов, граждан Узбекистана, готовые к насильственному экстремизму и терроризму, были завербованы, находясь в трудовой миграции в России, Турции, Южной Корее, Казахстане, Украине, США, Швеции.

 Трудовая миграция, безработица как следствие недостаточного количества рабочих мест в Республике Узбекистан.

     Республиканским научным центром занятости и защиты труда при Министерстве занятости и трудовых отношений в июне 2020 года проведено очередное социологическое обследование уровня безработицы в стране. Обследование проводилось в 101 городе и районе Узбекистана по специально разработанной методике. Объектами обследования были: 490 органов самоуправления граждан, 4,9 тыс. домохозяйств и 25,9 тыс. граждан. Результаты проведенного исследования показали, что уровень безработицы среди экономически активного населения Узбекистана составил 13,2 процента. Этот показатель в аналогичный период 2019 года равнялся 9,1 процента. Количество лиц, нуждающихся в трудоустройстве, составило          1 944,0 тысяч человек (уровень безработицы среди молодежи в возрасте от 16 до 30 лет – 20,1 процента, среди женщин – 17,4 процента).

         По предварительным данным, численность трудовых ресурсов по сравнению с аналогичным периодом 2019 года возросла на 0,6 процента и составила 19 084,6 тыс. человек, то  есть число занятых в отраслях экономики за тот же период из-за отрицательного воздействия COVID-19 на деятельность экономических субъектов снизилось на 5 процентов или на 671 тыс. человек и составила 12 736,7 тыс. лиц. Численность населения, занятого в официальном секторе экономики, составила 5 581,2 тысячи человек, она снизилась по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 0,2 процента, или на 12,4 тысячи человек. При этом число лиц, занимающихся индивидуальным предпринимательством сократилось на 167,5 тысяч (46,4 процента) по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, что является следствием ограничительных мер, направленных на предотвращение распространения короновирусной инфекции. Благодаря привлечению к оплачиваемым общественным работам 131,2 тысяч человек было предотвращено резкое сокращение численности занятых в официальном секторе.

      Трудовая миграция. Общей стратегией, принятой местными жителями для решения своих экономических проблем, стала трудовая миграция. Точные цифры масштаба движения отсутствуют, так как движение в основном носит сезонный характер. По некоторым оценкам, трудовых мигрантов из Узбекистана в других странах проживает более 3 млн. Первое место занимает Россия, на долю которой приходится более 2,2 млн человек, за ней следуют Казахстан (более 450 тыс.), Турция (более 100 тыс.) и др. страны.

       Вернемся к тезису, что абсолютное большинство рекрутов в РЭЛ и МТО, были завербованы, находясь в трудовой миграции, причем не только в традиционно привычных странах СНГ или Турции, но и в Европе или Южной Корее. Доказательством этого может служить доклад заместителя Генерального секретаря ООН и главы Контртеррористического управления организации Воронкова, на встрече Совбеза: «…сегодня в Европе возникают террористические сети, объединяющие выходцев из Центральной Азии. В Североевропейском регионе была выявлена группа этнических узбеков, причастных к организованной преступности и финансированию терроризма». В данном случае Воронков имел ввиду Швецию и Норвегию, в которых граждане Узбекистана замечены в причастности к НЭРВТ. При этом авторы исследования вынуждены констатировать, что граждане Узбекистана радикализируются в европейских странах, не меньше, чем в странах СНГ.

          Статистические данные доказывают, что в Швеции радикализация, ведущая к насильственному экстремизму и терроризму, активно проводится среди граждан Узбекистана, членов партии «Хизбут Тахрир аль Ислами» и «Акромийлар», получивших политическое убежище в этой стране. Рахмат Акилов (гражданин Узбекистана), совершивший самый кровавый теракт в Швеции и тяготевший к идеям Хизбут Тахрир, является негативным примером эффективности воздействия идей НЭРВТ на выходцев из Узбекистана. Еще одним таким примером радикализации граждан Узбекистана в Швеции, являются Фарход Ташмухамедов, Бахтиер Умаров и Атабек Абдуллаев, обвиненные в финансировании ИГИЛ и подготовке террористических атак в Швеции. По имеющейся информации ЦИРУ не менее 17 членов партии «Хизбут Тахрир аль Ислами» и «Акромийлар» из Северной Европы были рекрутированы в МТО в зоны боевых действий в Сирию. Аналогичная обстановка сложилась и в Южной Корее.

     Информация из специального отчета Совета Безопасности ООН (по ИГИЛ и Аль-Каиде), опубликованного в феврале 2020 года, свидетельствует, что сотни боевиков двух узбекских этнических группировок КИБ и ТвД, базирующихся в сирийской части, контролируемой ХТШ, пытаются прорваться в Южную Корею через Турцию. То есть боевики, попавшие в сложную ситуацию, связанную с военным давлением на них со стороны войск коалиции и РФ, пытаются добраться до тех мест, где в общинах высокий радикальный религиозный фон и откуда они сами были рекрутированы.

      Доказательства того, что большая часть рекрутинга в МТО проводится в среде трудовых мигрантов, также приводятся в «Исследовании факторов, способствующих радикализации среди трудовых мигрантов из Центральной Азии в России». При этом авторы этого исследования констатируют, что жители Ташкента, Термеза, Карши и Нукуса, находящиеся в трудовой миграции, подвергаются воздействию идеям НЭРВТ, также как и жители других областей, городов и поселков Узбекистана. Авторы исследования уверены, что участники программ по противодействию распространения идей насильственного экстремизма, должны быть информированы о международных террористических организациях, в которые рекрутируют граждан Узбекистана.

Cаида Арифханова, докторант Национального Университета  Узбекистана имени Мирзо Улугбека.

Если говорить о гендерном аспекте в терроризме, следует указать на то, что в большинстве общественных систем существуют различия и неравенство между женщинами и мужчинами, когда речь идет о возложенных на них обязанностях, их деятельности, доступе к ресурсам и контроле над ними, а также об их возможностях при принятии решений. Принципы гендерного равенства и запрет дискриминации по половому признаку являются основополагающими принципами международного права в области прав человека. Обеспечение гендерного равенства предусмотрено в Решении №638 Парламентской ассамблеи ОБСЕ, и государства–участники ОБСЕ обязались сделать гендерное равенство неотъемлемой частью проводимой ими политики.

          Когда речь идет о насильственном экстремизме и радикализации, ведущим к терроризму, знание гендерной проблематики и учет гендерного фактора способствуют повышению степени информированности общества и адресности тех мер, которые принимаются для предотвращения экстремизма и терроризма и для борьбы с этой угрозой.  До недавнего времени мы однозначно недооценивали роль женщин в работе террористических организаций. Исламское государство (ИГ), например, уже начиная с 2000 года активно использовало женщин в целом ряде случаев, выделяя им различные роли и участие в своих деструктивных целях. Они поддерживали своих мужей, выступали в роли курьеров, вербовщиц, шпионов, живых бомб, контрабандисток. Наиболее активные из них создавали женские джамааты, выезжали и вербовали других женщин. Их деятельность изначально была как бы в тени, но в последнее время эта тенденция изменилась.

         Многие женщины, связанные с группой, перешли от жизни в халифате к жизни в лагерях для задержанных и в тюрьмах. Недавно появившиеся исследования показывают, что в 2019-2020 годах женщины играют большую роль в движении ИГ. Публикации по этой теме освещают работу женщин, которые продвигают вовлечение несовершеннолетних в группу, свою пропаганду в социальных сетях, разжигают напряженность в идеологической сфере, создают благоприятную среду для насилия, собирают и перемещают деньги и содействуют проведению различных мероприятий, связанных с ИГ.

       Иностранцы в местах лишения свободы, особенно западные женщины, кажутся одним из магнитов, притягивающих ресурсы в регион. В некоторых случаях средства, предположительно предназначенные для поддержки женщин в лагерях, могут попасть в карманы ИГ или помочь его членам перемещать деньги, товары или людей.

        Социальные сети и другие коммуникационные технологии позволяют активным членам движения и в том числе женщинам рассказывать многочисленной аудитории о своих обстоятельствах и приверженности будущему движения. Такие вещи, как платформы обмена сообщениями, технологии краудфандинга и услуги денежных переводов, позволяют сторонникам ИГ продвигать свою группу, содействуя проведению различных акций. Некоторые действия могут быть открытыми, например, призыв к пожертвованиям в социальных сетях. Другие могут быть более скрытыми, например, координация планов побега из мест заключения для встречи с другими членами ИГ.

       Еще одно объяснение тому, почему вклад женщин в Исламское государство сегодня стал особенно явным, касается внимания со стороны СМИ. Освещение таких вопросов, как сопротивление иностранного правительства репатриации своих граждан, приехавших присоединиться к группе, опасные и ухудшающиеся условия в местах содержания под стражей и потенциальное возрождение ИГ, как правило, делают этих женщин более активными. Поскольку эта организация работает над восстановлением своих возможностей, им важна устойчивая поддержка и вклад женщин. Женщин рассматривают там сегодня уже как нужные винтики в колесах, которые будут продвигать эти структуры в грядущие времена.

        Следует отметить, что женщины являются достаточно хорошо эксплуатируемой в деструктивных сообществах группой. В данных сообществах их используют по признаку социальной и материальной зависимости от этих групп. Их также вовлекают в сообщества за счет их желания выйти замуж и создать семью, этих женщин часто используют  благодаря  психологическим особенностям  их личности. Нередки и случаи привлечения женщин к сотрудничеству за счет их стремления к лидерству и власти.Таким образом причины вовлечения женщин в деятельность, связанную с  экстремизмом, их активность в  террористических банд-формированиях очень разнообразны и требуют пристального внимания и изучения для проведения профилактики и снижения рисков их ухода в  эту деструктивную и преступную деятельность.

Холидахон Мирзарахимова, Руководитель центра “Мехримиз сизга” (г.Андижан)

Наш центр был создан в 2007 году. Основная цель нашей деятельности – борьба с торговлей людьми, которая является сегодня одной из глобальных проблем, оказание социальной, медицинской и психологической помощи  женщинам и их семьям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации. Наш центр наладил тесное сотрудничество с Андижанским областным управлениям внутренних дел, структурами здравоохранения, среднего специального, профессионального образования, народного образования,  женскими комитетами на местах, Общественным благотворительным фондом «Махалля», Областным советом Союза молодежи.

       Не секрет, что помочь женщинам и девушкам, находящимся в  депрессивном состоянии, вновь  найти место в семье и обществе – жизненная необходимость. Без преувеличения можно сказать, что социальные проекты нашего центра полностью соответствуют таким присущим нашему народу благородным качествам, как доброта и милосердие, опора и помощь нуждающимся. На горячую линию в наш центр ежегодно поступает более 50 звонков. На основании обращений наши специалисты проводят с каждой семьей конфиденциально беседы и оказывают практическую помощь в сотрудничестве с соответствующими государственными органами и ведомствами.

      Кроме того, Центр «Мехримиз Сизга» обеспечивает профессиональную подготовку безработных женщин. На учебных курсах, организованных при  Центре, женщины и девушки, нуждающиеся в социальной защите, изучают кондитерское и швейное дело. Большинство выпускниц наших курсов теперь имеют постоянную работу и стабильный источник дохода. В целях предотвращения нелегальной трудовой миграции активисты нашего центра совместно с Областным женским комитетом проводят круглые столы, встречи и дискуссии в махаллях, трудовых коллективах, учебных заведениях, направленных на повышение знаний и информированности женщин и молодежи в этом направлении.

      На сегодняшнем круглом столе я хотела бы познакомить наших участников с работой, которую мы провели по предотвращению нелегальной миграции и торговли людьми в течение этого года. В частности, в 83 сходах граждан махаллей города Андижана в условиях пандемии с соблюдением всех карантинных мер были организованы встречи на темы «Предлагают ли вам работу за границей?», «Не поддавайтесь обману!», «Оказание социальной помощи жертвам торговли людьми» , мероприятия на тему «Будем совместно бороться против торговли людьми». На этих мероприятиях более 300 участников получили подробную информацию о проблемах торговли людьми. В ходе встреч и мероприятий был распространен 101 плакат, 216 буклетов и 170 брошюр по вопросам торговли людьми.

         При содействии  Представительства Международной организации по миграции в г.Ташкенте совместно с Министерством по поддержке махалли и семьи  в Андижанской области был реализован специальный проект «Поддержка мигрантов, вернувшихся из-за границы во время пандемии COVID-19, и оказавшихся в сложной социальной ситуации». В соответствии с целями проекта, в махаллях проводилась аутрич-работа по выявлению мигрантов, вернувшихся из-за границы из-за сложных социальных условий и различных обстоятельств. В сентябре-октябре был проведен опрос среди 100 безработных мигрантов, вернувшихся из-за границы в результаты пандемии. По результатам опросов, в домах 12 мигрантов из малообеспеченных семей  было запланировано организовать небольшие цеха  для обеспечения их занятости, подготовлены бизнес-проекты.

         Донорской организацией были выделены средства в размере 380 млн. сумов на строительство сварочного цеха для 4 таких семей, кулинарного цеха еще для 4 семей, швейного цеха для 3 семей и теплицы для 1 семьи. Каждая из этих 12 семей создаст в среднем 4-5 новых рабочих мест и обеспечит работой членов своих семей. 12 граждан, оказавшиеся жертвами торговли людьми и не получившие заработную плату за границей, были обеспечены необходимым оборудованием и инструментами для открытия собственного дела.

       Центр «Мехримиз Сизга» совместно с региональной организацией «Истикболли авлод» оказал практическую помощь в возвращении на Родину  30 граждан Узбекистана из Казахстана, России, Китая, Кореи, Индии, Турции и Японии. Это, конечно, лишь часть проводимой нами масштабной работы. Впереди у нас еще много планов и проектов.

Музаффар Тажибаев, Эксперт ННО «Центр изучения региональных угроз»

Ни для кого не секрет, что стремление экстремистов к привлечению молодежи из разных стран в ряды радикально-экстремистских и международно-террористических организаций (РЭО / МТО) все более усиливается. В век информационных технологий до 80% всех случаев радикализации и вербовки совершаются через Интернет.

По имеющимся данным, большинство пользователей Интернета во всем мире – это молодые люди в возрасте от 18 до 30 лет. Люди этой возрастной категории отличаются особенно высоким стремлением к нововведениям, любознательности по отношению к разного рода информации,  но они не имеют достаточного идеологического иммунитета, опыта и культуры работы с информацией. Именно поэтому они быстро и легко поддаются обману, попадают в различные ловушки. На сегодняшний день число пользователей Интернета в нашей стране превысило 22 миллиона человек.

К сожалению, одной из самых тревожных тенденций в последнее время стали попытки радикальных сил завербовать новых сторонников из числа узбекской молодежи, предлагая различные «привилегии». Данные статистики   показывают, что большинство новых членов РЭО и МТО были приняты в период трудовой миграции. Процесс вербовки можно разделить на условные этапы:

I Этап Основа набора (фундамент). Радикализация (Интернет)

II. Этап Поиск потенциальных объектов вербовки.

III. Этап Мотивация первого этапа.

IV. Этап Мотивация второго этапа.

Этап V. Набор (вербовка).

 В то же время мы должны четко понимать, что основной и очень важный компонент вербовки – это религиозная радикализация. Основными причинами начала религиозной радикализации и последующей вербовки являются:

– рост интереса к религии (здесь следует сосредоточить внимание на том, где, у кого и из каких источников черпает информацию молодежь);

– возможность доступа к веб-ресурсам, социальным сетям;

– идеи «салафитов» об осознании Ислама и распространении политического Ислама;

– распространение идей насильственного экстремизма;

– радикализация, особенно среди молодежи;

– вербовка и вовлечение моджахедов в международную террористическую организацию.

     В процессе работы вербовщики стараются максимально использовать базовые религиозные знания, полученные узбекской молодежью на узбекоязычных социальных платформах, таких как YouTube, Facebook, Telegram, Instagram и Zoom. Регулярно распространяют идеи исламской радикализации Содик Самарканди, Абдулла Зуфар, Махмуд Абдулмумин. Именно их выступления (проповеди) впоследствии становятся основой процесса вербовки и используются вербовщиками  в «работе» с молодыми гражданами Узбекистана. Поэтому мы убеждены, что мы должны рассматривать религиозную радикализацию в виртуальном пространстве, как одну из самых опасных.

Радикалы в своих новостных материалах пытаются упростить исламские термины. Среди них популярные термины: «джихад» (усердие на пути Творца), «неверные» (неверующие), «отступники» (обращенные из ислама в неверие), «моджахеды» (борцы). В информационном пространстве  создаются стереотипы, не имеющие никакого отношения к традиционному исламу: «джихад, неверные, война с Западом»; «Моджахеды, борцы с несправедливостью и злом»; «Моджахеды, как и мученики попадают  прямо  в  рай»; «Государственные силовые структуры – инструмент терроризма» и так далее.

В результате в Интернете создается искаженный контент для людей, легко поддающихся внешним воздействиям, включая уязвимые группы, нуждающиеся в социальной защите (подростки, молодежь, трудовые мигранты). При этом радикалы активно используют в своих материалах слова и выражения, иллюстрации и другие материалы визуализации, оправдывающие действия экстремистов, боевиков и террористов.

Исследование и изучение методов и алгоритмов вербовки узбекских граждан в МОТ показывают, что вербовщики в узбекском этническом сообществе используют разработки Аль-Каиды, подготовленные в начале 2000-х годов. Одним из основных и важных факторов этих технологий является использование знаний молодых мусульман об основах религии, и рекомендуется активно проводить с ними вербовочную работу. И чем глубже религиозные познания потенциальных новобранцев, тем легче и быстрее вербовщики будут выполнять приказы полевых командиров по поставке будущих боевиков в лагеря МТО.

Такие подходы отличаются от технологий ИГИЛ тем, что они подразумевают радикализацию потенциальных новобранцев, не имеющих религиозного образования в Интернете, и одновременно призывают их присоединиться к халифату. Уязвимость граждан Узбекистана, способствующая принятию идей насильственного экстремизма и радикализации, ведущих к терроризму, это:  

*уязвимость, связанная с личностью потенциального наемника;

*уязвимость, связанная с ситуацией, в которой находятся потенциальные наемники;

*уязвимость, связанная с идеологией потенциальных наемников.

В свою очередь, каждая из трех основных групп делится на свои слабые стороны:

• экономическое положение в семьях, вынуждающая молодых людей уезжать за границу или в столицу, чтобы купить квартиру, автомобиль, отремонтировать дом, устроить свадьбу, помочь лечить родственников и просто заработать на жизнь;

• уязвимость, связанная с проблемами в семье (отсутствие родителей, братьев, сестер и других родственников, которые могут быть самым сильным препятствием для вербовки , ведь человек, находящийся далеко от дома,  теряет инстинкт самосохранения;

• уязвимость, связанная с личными чертами характера человека. Внутренняя самоуверенность, чрезмерная смелость, крайняя агрессия  позволяют вербовщикам воспользоваться ими в своих целях.

       Уязвимость, связанная с ситуацией, в которой находятся потенциальные наемники.

• Исследования показали, что уязвимость, связанная чужой непривычной обстановкой, также ставят большинство людей в затруднительное положение, что вербовщики МТО активно используют в своих целях;

• уязвимость, связанная с несправедливостью, с которой молодые люди могут столкнуться в семье или в процессе трудовой миграции, также является серьезным фактором, способствующим облегчению процесса вербовки: коррупция, рэкет, скинхеды, невыплата заработной платы и т.д .;

• вербовщики активно пользуются недостатком правовой грамотности граждан Узбекистана, пробелами в миграционном законодательстве (например, в Российской Федерации) и, по сути, попросту вытесняют  молодежь на путь вербовки.  Такая уязвимость особенно проявляется у граждан, которые столкнулись с проблемами и несправедливостью, связанными с законом, а также которые находятся в нелегальной миграции.

      Уязвимость, связанная с идеологией восприятия окружающей действительности потенциальными наемниками.

• Другой уязвимостью, которой пользуются вербовщики РЭО и МТО, является мигрантофобия, с которой граждане Узбекистана сталкиваются во время трудовой миграции;

• исследования показывают, что молодые люди, оказавшиеся в трудовой миграции, больше интересуются политикой в ​​поисках ответов на возникающие вопросы;

• возможно, самая большая слабость, которую используют вербовщики РЭО и МТО, это их интерес к религии и их доступ к информации из различных деструктивных источников в Интернете (включая, о пути «салафитов»). Самым опасным из них является призыв к политическому исламу.

Вербовщики РЭО и МТО зарабатывают деньги, нанимая людей. Поэтому они не «работают» с молодыми людьми, не имеющими базовых знаний об исламе (совершать пятиразовый намаз и ходить в мечеть). Поэтому первым местом, где потенциальные вербовщики контактируют с потенциальным наемниками, является мечеть. По имеющимся данным, более чем в 70% случаев первые встречи вербовщиков с жертвами вербовки происходили именно в мечетях. Именно здесь вербовщики ищут молодых людей, где они чувствуют себя более неуверенно, некомфортно и уязвимо.

  Мотивация для вербовки (найм)

     После того, как потенциальные наемники проходят мотивационную обработку первого этапа, вербовщики для подкрепления результата используют четыре аргумента. В этом процессе активно используются снятые ими сюжетные видеоролики. Эти ролики условно можно разделить на три категории:

• «доказательства унижения мусульман неверующими»;

• «героизм истинных моджахедов джихада»;

• «справедливость борьбы с неверующими».

   Второй (заключительный) этап мотивации вербовки в РЭО и МТО условно можно разделить на следующие аргументы:

• помощь братьям, попавшим в беду в Сирии или Афганистане. Помощь может быть самой разнообразной: вы можете работать медсестрой, поваром, строителем – нет необходимости брать в руки оружие;

• защита братьев в Сирии или Афганистане от неверных. Защита пожилых людей, детей, женщин – священный долг каждого мусульманина, а для этого необходимо совершить хиджрат. В таких случаях используется видеоконтент о необходимости помогать братьям на Ближнем Востоке или в Афганистане;

• вербовщик пытается преподать образ моджахедов как героизм. Изучение боевых искусств, хорошие навыки стрельбы – активно используется в роликах. Во многих видеороликах показываются дети, владеющие навыками стрельбы, боевых искусств, призывающие совершить хиджрат;

• наконец, обещания денег являются важным фактором мотивации людей к участию в МТО. По имеющимся данным, они используют  несколько схем оплаты, называемых «комиссионными» (гонорарами) наемников.

     В целом мы думаем, что все проблемы людей (точнее молодежи) связаны с недостатком информации. В этой связи хотелось бы отметить следующие  проекты ЦИРУ:

• интернет-медиа-портал stopterror.uz;

• интернет-радио «Ватан Садоси»;

• медиапроект «.uch.nuqta.».

     Добавлю лишь то, что нам всем необходимо уделять больше внимания нашей молодежи и нашим студентам, обучающимся за рубежом, а также проводить практическую работу по повышению их медиаграмотности и обучению критическому мышлению. Если рассматривать все вышеизложенные  уязвимости как  «корень одного дерева», то по мере того, как они размножаются и становятся крепче, «дерево также продолжает  расти и крепнуть», что в конечном итоге приводит к радикализму, а  затем к насильственному экстремизму и терроризму. Следовательно, мы своими практическими действиями должны постепенно уничтожить эти «корни», только так мы сможем предотвратить гниение нашего дерева.

Мохира  Абдуллаева, PhD, преподаватель Международной исламской академии Узбекистана

Молодое поколение уже привыкло жить с использованием «более умных» технологий и средств коммуникации. В свою очередь, трансформация технических средств и технологий в цифровые технологии играет на руку тем, кто осуществляет свою деятельность в экстремистских и террористических целях. В качестве примера можно привести анализ медиа-контента, который «Аль-Каида» и ИГИЛ внедрили в свою практику для того, чтобы собирать своих сторонников. Анализ показал, что в то время как «Аль-Каида» использовала киберпространство как средство информации и «секретное место встречи» со своими сторонниками, ИГИЛ сосредоточилось на использовании достижений технологий для проявления себя в виртуальном мире. В частности, в результате широкого использования возможностей современных технологий для распространения видеоконтентов, создания блогов и высказываний через социальные сети они устанавливали диалог с молодыми людьми, набирая тем самым своих последователей.  Такой метод повышения степени «известности» не имел места в практике «Аль-Каиды».

Представители таких  деструктивных сил под прикрытием   ислама  искажают такие понятия, как «такфир», «джихад», «хиджрат», «шахид», «халифат» и «байат», которые требуют очень деликатного  подхода, и  на основе фетв различных лиц интерпретируют их в сети Интернет в своих интересах. Сами покинув и отказавшись от Родины, они призывают молодых людей в странах, где молодежь свободно, в мире и согласии выполняет все предписания Ислама, покинуть свою родину и пойти с оружием против нее. Но ведь всем прекрасно известно, что война против страны, в которой ты родился, или против мирного населения, полностью противоречит учению Ислама. Они эффективно используют социальные сети как инструмент для продвижения своих разрушительных идей.

В нынешних условиях молодым людям крайне важно не поддаваться обманам и уловкам таких преступных лиц, которые готовы на любую подлость и жестокость на пути реализации своих целей, которые даже не испытывают страха за то, что используют в своих преступных целях толкования Аллаха и хадисов. Они выдают себя за верующих и пытаются доказать свои безосновательные и лживые утверждения словами «Аллах – свидетель».

Пользуясь любознательностью молодых людей в получении новых знаний, террористические группы с помощью интерактивных методов вербовки регулярно размещают в сети Интернет аудио-, видео- и электронные материалы о том, например, как сделать самодельную бомбу,    нанести разрушительный удар и ущерб как можно большому числу людей. При этом они отслеживают и связываются с людьми, которые часто посещают их веб-сайты, пронизанные духом терроризма. Часто во время общения в чатах и ​​форумах разного контекста они обсуждают «острые» темы и отбирают себе единомышленников из числа молодых людей и устанавливают с ними дружеские отношения. В этом плане быстрый рост количества сайтов экстремистского и террористического контента в киберпространстве требует внесения ряда изменений в потребительскую политику крупных организаций, занимающихся информационными и коммуникационными технологиями.

Тот факт, что 89% визуального контента, проанализированного Центром противодействия терроризму (США), состоял из фотографий, а 10%- из видео, показывает, что стратегия вовлечения молодежи играет важную роль в их агитационной деятельности. Последние тенденции и прогнозы в мировом медиапространстве также указывают на дальнейшее повышение потребления людьми видео- и фотоконтента.

Причины, по которым молодые люди зачастую попадают в сети экстремистских идей, это их ограниченное мировоззрение, высокий интерес к религиозным знаниям. Исходя из вышеизложенного рекомендуется эффективно использовать именно фото- и видеоконтент в альтернативной агитации, направленной на защиту молодежи от таких угроз. Также крайне важно:

-укреплять у молодых людей способность противостояния  деструктивным идеям, другими словами, развивать идеологический иммунитет,  повышать их правую  и психологическую грамотность,  широко предоставлять информацию, направленную на формирование в них  критического мышления;

-эффективно использовать жизненные истории лиц, по ошибке попавших в ряды таких организацией, и раскаявшихся в своих ошибках;

– чаще доносить до молодежи опровержения улемов о том, что утверждения таких террористических организаций, использующих религию в качестве прикрытия, на самом деле ложны, а также дать понять, что их истинной целью является завоевание власти;

-воспитывать и укреплять в умах молодежи чувство уважения к национальным и общечеловеческим ценностям;

-широкое разъяснять среди молодежи суть и значение таких понятий, как межнациональное согласие и религиозная толерантность на основе исторических примеров, пропаганда уважительного отношения к вероисповеданиям, традициям и обычаям различных национальностей и народностей.

Все эти меры необходимо принимать активно и безотлагательно.

                           Выводы и рекомендации экспертов.

1.Многие журналисты и блогеры, особенно молодые проявляют большой интерес к освещению темы насильственного экстремизма и радикализации, которые приводят к терроризму. Вместе с тем у них нет глубоких знаний в вопросах истории и сегодняшней активности существующих организованных террористических группировок, их деструктивной пропаганды.

2.Сегодня крайне необходимо специализировать журналистов, готовящих материалы по столь чувствительно-важной теме, как противодействие  насильственному экстремизму и радикализации, которые приводят к терроризму. С пулом журналистов, избравших такую, крайне важную для безопасности и дальнейшего развития общества тематику, необходимо проводить специальные курсы обучения.                                                                                              

3. Дискуссии в мероприятиях показали, что у некоторых молодых журналистов сформировалось неправильное представление или недопонимание в вопросах подходов к освещению данной тематики, а также в использовании  соответствующей терминологии.                                                                                                       

4. Для того, чтобы блогеры или журналисты смогли противопоставить своё слово против слов вербовщиков, необходимо иметь очень большие знания основ религии и нарративов насильственных экстремистов. Сила пропаганды вербовшиков в том, что они простыми словами говорят с аудиторией, а у журналистов до сих пор сохраняется самоцензура, ведётся слабая информационная работа, нет сильных политических комментаторов. СМИ часто остаются в стороне от таких событий и вопросов, не дают необходимых для населения комментариев, нет специализированных в этой теме журналистов. Поэтому чем слабее наша информационная политика, тем больше шансов мы даём для таких деструктивных пропагандистов.                                                                                                          

5.Необходимо усиливать среди руководителей СМИ, журналистов и блогеров обучение основам медиаграмотности.                                                                               

6. Научить пул журналистов эффективному использованию видеоконтента, инструментов мультимедийной журналистики (с самыми современными программами и приемами видеомонтажа, на смартфонах, планшетах, ПК), наиболее популярному в молодежной среде для противодействия НЭРВТ. Необходимо активно продвигать свои материалы в социальных сетях, наиболее популярных в молодежной среде.

7.Важным является также углубление взаимодействия и социального партнерства между средствами массовой информации, гражданским обществом и государственными структурами в вопросах противодействия  и предотвращения НЭРВТ.

No Comments so far

Jump into a conversation

No Comments Yet!

You can be the one to start a conversation.

Your data will be safe!Your e-mail address will not be published. Also other data will not be shared with third person.