МАЛЕНЬКИЙ ТЕАТР У МОРЯ

23.05.2019 88

Розанна Лей

«С любовью моей дорогой маме Дафне Сквайр»

Глава I

  Звонок из Сардинии был получен в самый подходящий момент для Файе. Она задумалась с большой надеждой. Она никогда не была на острове, но эта идея была похожа на рай.

  На протяжении нескольких месяцев она работала не покладая рук: головокружение и боль в глазах часто длились вплоть до раннего утра. Она осмотрела свою тесную спальню. Её вещи переполняли маленький шкаф, и, когда она протиснулась в комнату, она ничего не могла сделать, кроме как лечь на кровать. В эти дни она была в состоянии сделать только это. Предполагали, что у зрелых студентов будет больше энергии, но возможно они также склонны к истощению. Итак, ей тридцать три года, она, наконец, квалифицированный интерьер-дизайнер, и в голове у неё только один вопрос- что дальше?

  Был ли звонок от Шарлотте ответом? Файе достала её выходную сумку из шкафа. Она собралась обратно в Вест Дорсет, чтобы повидаться со своими родителями. А затем… она не смогла удержаться от смеха. Почему бы и нет? Она покидает мрачный старый Лондон, дождливую весну и весь этот стресс. По крайней мере, на какое-то время.

  Она бросила в сумку сменную пару джинс и ещё средства личной гигиены, футболку и кардиган цвета нефрита, который она очень любила, несмотря на то, что на нем не было пуговицы по центру. Иногда Файе задумывалась, она ли потеряла эту пуговицу в центре. Она от многого отказалась, чтобы обрести степень в (зрелом, она часто напоминала себе это) возрасте тридцати лет.

  Она отказалась от хорошо оплачиваемой работы личного секретаря на севере Лондона. Она также, по крайней мере на время, потеряла поддержку матери. Отец же Файе, наоборот, обнял её и сказал ей, что он понимает…Иди за этим, люби, иначе ты будешь жалеть об этом всю свою жизнь… Молли Форестер не любила рисковать и не одобряла этого качества в своей дочери. Её мать считала, что Файе должна больше думать о своем благополучии, а не о карьере, которая с легкостью могла закончиться слезами. Более практично, Файе поменяла происхождение, но дороже, часть квартиры в Сток Ньювингтон на эту более или менее благоприятную квартиру в Хэкней, и как бедный студент она уже больше не могла кушать в кафе или ресторанах или ходить на вечеринки так часто, как она хотела бы. Она ловко прошла назад к сундуку и посмотрела на себя в длинное зеркало в углу. Это возможно и хорошо- она выглядела так,  будто серьезно страдает похмельем уже несколько дней.

  Файе бросила еще несколько странных вещей в сумку и закрыла её. Но оно того стоило. Она всегда очень интересовалась дизайном. Она считала себя творческим человеком. Все профессии, которыми она когда-либо занималась, не так сильно радовали её. Итак, она провела некоторые исследования и подала заявление на этот курс. Это приводило её в восторг: как дизайн пространства может повлиять на окружающую среду, как оно может означать что-либо и как оно пробуждает чувства.  Также затронули проблемный вопрос- как найти более подходящее решение, улучшить эффективность работы, как улучшить рабочее пространство для людей и немало важно также улучшить вид.

  Файе собрала все свои последние вещи. Хотя она уже заплатила. Ей не только пришлось привыкать к жизни на студенческую стипендию и этой маленькой комнате…Она была не только переутомлена, подавленна и измученна, чтобы выходить куда-либо…она также, к ужасу её матери, потеряла Джастина.

  Её взгляд медленно устремился на их совместную фотографию в Лисбоне, всё ещё сидящих на серебряном каркасе у кровати, безмолвный упрек. Джастин. Файе все ещё полностью не оправилась после этого. Он ушел всего лишь полгода тому назад, а было такое ощущение, будто её парень просто потерялся. Хотя это было не так. Иногда Файе стирала из памяти мысли о их расставании, потому что ей нужно было сконцентрироваться на своей работе. Она не могла поддаваться эмоциям; это слишком много значило для неё. Но настало время, когда ей пришлось смотреть правде в глаза: Джастин не вернется. Она осталась одна.

  Итак когда Шарлотте позвонила из Сардинии..

  «Файе,» Шарлотте сказала как только она подняла трубку. «В Фейсбуке я видела твою фотографию с церемонии вручения степени. Вау. Поздравляю, моя любимая. Ты сделала это!»

  «Да,» вымолвила Файе. «Спасибо». Трудно было поверить, что она сейчас может лечь спать до наступления полночи после этих напряженных недель подготовки портфолио, чертежей, работ для выставки. Она все еще была в очень странном взволнованном состоянии. Казалось, что это конец дороги с непредсказуемой пропастью. На это ушло три года и она так долго находилась вне зоны своего комфорта. Училась, как пользоваться различными компьютерными программами, находила концепции и идеи, которые нужно было связывать с материалом. Файе с трепетом вспоминала всё это. Но Шарлотте была права. Она сделала это, и казалось, что это решало всё.

  «У меня всё прошло вчера,» она сказала Шарлотте. Дизайн и постеры, показы плит и материй. Устойчивость в архитектуре. Тема её диссертации, она никогда не захочет услышать эту фразу снова; она исследовала её и полностью проанализировала. «Трудно поверить, что всё закончилось».

  «Ах, но это только начало,» сказала Шарлотте. Она всегда была оптимистом, даже в шестом классе, когда они обе изучали фотографирование и ткани. Они были близкими подругами до того момента, пока их пути не разошлись. В случае Файе это то, что она уехала в Лондон, чтобы работать личным секретарем, а Шарлотте- более экзотично: путешествовала по Италии. В конце концов, она вышла замуж за итальянца, который управлял отелем в Сардинии.

  «Я надеюсь, ты права,» Файе заметила легкое беспокойство в своем голосе. Она прошла в общественную столовую взять бутылку праздничного Просекко, который, как она надеялась, был всё ещё в холодильнике. Так оно и было.

  «Конечно, я права. С твоим талантом, моя дорогая, ты победишь их в самом начале».

  Файе улыбнулась. Будто бы. Она достала бокал из буфета. Несомненно, Шарлотте также справедливо разделила, и не только потому что она была потрясающей рыжеволосой девочкой с фигурой, которая заставит обернуться каждого мужчину Сардинии. Она работала фрилансером, создавая и производя высококачественный трикотаж (она всегда интересовалась текстилем и производством больше, чем Файе). У неё с Фабио пока не было детей, но Файе знала, что, если Шарлотте захочет, будучи женой успешного бизнесмена, она может просто не работать. Вместо этого, она предпочла сохранить свою творческую личность и Файе уважала её за это. И поэтому Шарлотте, как никто другой ,понимала решение Файе.

  Она сделала первый глоток охлажденных пузырьков. О Боже. «Ты должна была увидеть некоторые работы на представлении,» ответила Файе. «Там было очень много талантливых людей.» И. как бы то ни было, сколько же существует разновидностей профессий в сфере дизайна?

  «Я не сомневаюсь,» сказала Шарлотте. «Но ты элита. Были ли уже предложения на работу? Или интервью?»

  «Ещё нет.» Файе выпила еще немного вина. «Мне возможно нужно найти какую-нибудь временную работу, чтобы иметь средства на жизнь,» призналась она. Элита, в самом деле.

  «Но ты будешь сильно уставать,» сказала Шарлотте. «Тебе, прежде всего, нужен отдых.»

  «Я бы хотела.» Она рассмеялась. Она положила стакан и затянула жалюзи, чтобы не дать ночным фонарям Лондона проникнуть внутрь. Возможно в Сардинии Шарлотте могла увидеть звезды. Файе вздохнула. Её работой интересовались на выставке. Один директор, в частности, подошел к ней и предложил ей отправить свое портфолио. Но он сам сказал, что проект, над которым они работают, только на ранней стадии и они еще не знают, сколько людей им понадобятся. Многообещающе, но когда её снова вызовут- вопрос времени. Но между тем ей нужно как-то жить.

  «Тогда почему не ты?»

  Файе осмотрела маленькую кухню. «Я не могу позволить этого». Её родители помогали ей на протяжении трех лет, но она больше не хотела просить их.  Ей тридцать три. Она независима. Или по крайней мере, должна быть.

  «Можешь ли ты, хотя бы, оплатить стоимость билета в Сардинию?» Шарлотте звучала всё серьезней. «Если нет, то я позабочусь об этом».

  «Ох, я не могу…» Но как только она сказала это, давняя сцена промелькнула у неё в голове. Журчание чистого рудника, прибойная пещера посреди пустыни, зеленые горы. Таково представление об Италии

  «Не глупи». Голос Шарлотте оживился.»И это также не просто отпуск. Послушай, моя дорогая. У меня есть к тебе предложение.»

Глава II

  Вернувшись в Дорсет, Файе начала расслабляться. Всё было таким знакомым. Мама пекла булочки на кухне; она планировала выпить утром чаю со сливками из Дорсет, которые купила в старинном магазине. Её отец, стройный и светловолосый, в свои пятьдесят лет всё еще в хорошей форме, сидел в консерватории и читал газету; за пределами загородного дома семейства Файе овцы паслись в покрытых свежей зеленью полях, которые на протяжении нескольких веков были разделены стеной. Знали ли хоть что-нибудь её родители о деревенской идиллии, в которой они жили? Файе улыбнулась и начала размышлять о том месте, который она всегда называла своим домом. Её мать выросла на западе Дорсета; её отец большую часть своей жизни ездил на работу из города Экзетер в Дорсет. Файе переехала в Лондон, но она до сих пор не была уверена, принадлежит ли она этому городу или нет.

  «Вне временных рамок, не так ли?» сказала она.

  Её отец улыбнулся ей так, как он обычно делает. Но в его светло-голубых глазах был проблеск, который напомнил ему о давно забытой Файе. Он навис над ней и мучил её; она пыталась понять его, но потом он внезапно исчез. «Пап?» Она положила свою руку на его плечо словно хотела ухватиться за него, или за неё.

  Он подумал немного, и она поняла этот знак. «Никаких изменений,» согласился он, похлопывая её в руки.

  «Вот, возможно, почему здесь так спокойно?!». Но даже если была бы возможность найти работу в сфере дизайна здесь, в Западном Дорсете, Файе однозначно не вернулась бы обратно. Лондон был культурным шоком, но она быстро привыкла к темпу жизни и людям, гудению толпы. Это было единственным временем, когда она считала, что порой неплохо было бы немного замедлиться.

  Файе встала и пошла искать маму, которая была на кухне. «Может быть я могу чем-нибудь помочь?»

  Её мама указала на чашу на столешнице. «Помоги с этим, дорогая».

  Файе быстро схватила фартук с крючка на двери и надела его. Она вымыла руки, насухо вытерла их и начала добавлять сливочное масло в муку, чувствуя жир между пальцами, постепенно смешивая, как и всегда. Она потрясла чашу, чтобы убрать комки. Она любила готовить, хотя не часто этим занималась в Лондоне. Там никогда не хватало времени; легче было купить салат или готовую еду.

  Она несвязанно отвечала на вопросы матери. Да, всё хорошо. Да, конечно я хорошо питаюсь. Да, я скучаю по Джастину. Её мама хотела бы знать больше, но Файе не горела желанием делиться этим. Всего лишь…

  Файе быстро и удивленно взглянула. Возможно впервые её мама делала что-то не по порядку. «Мам?» У матери были потерянные глаза, она рассеивала и сушила огромное количество кишмиша для булочек.

  Она моргала, отбрасывала назад прядь своих темных волос, все еще густых и блестящих, кудрявых и коротко подстриженных. «Прости, дорогая. Что я сказала?»

  Файе нахмурила брови. Она думала о своем отце, который находился в консерватории и на лице которого промелькнула легкая усмешка. «Всё в порядке?»

  «Конечно. Что имеешь в виду? Должно быть иначе?»

  «Ну…ох, ничего особенного». Файе не должна жаловаться. Не было похоже на то, чтобы она хотела говорить о Джастине. Они расстались, потому что он сказал, что ему хватило. Он не сказал от чего именно он устал, и поэтому Файе приняла это на свой счет. И она думала, что это была её вина. Какой парень вытерпит девушку, которая учится до поздней ночи? Какой парень поддержит такое сумасшедшее решение, которое приняла Файе, учиться на архитектурного интерьер-дизайнера, когда у неё уже была хорошая работа личного помощника? Даже если бы это означало, что она смогла бы работать в своей любимой отрасли, занимаясь чем-то более творческим и соответствующим? Очевидно, что ответом был не Джастин. Файе не мучилась. Ей очень нравился Джастин. Она все еще скучала по нему. Она думала, что любит его, и, когда они расстались, она старалась не поддаваться эмоциям.

  Но за последние несколько недель произошло что-то странное. Убегая от боли, полностью погрузившись в работу, подождав немного…ей стало еще хуже и она просто была уже разочарована. Конечно, ей было хорошо с Джастином. Он был привлекательным, обаятельным и даже смешным. Но этого было недостаточно. Она это поняла только сейчас. Она хотела бы быть с другим, более шустрым, с таким, который всегда, несмотря ни на что, её бы поддерживал. Если бы он был, то так и было бы. Несомненно, в этой жизни каждому суждено встретить своего человека, и Файе стало интересно.

  Она стрясла последние частички муки с рук и положила чашу на одну сторону. Она предчувствовала беду. Всё здесь было знакомо. Но не было таким же, как прежде. Её отец был не похож сам на себя. А её мама только что нарушила свой привычный образ жизни тем, что не требовала каких-либо подробностей их расставания с Джастином. Вовсе не свойственно. Что-то странное происходило. Файе глубоко вздохнула. Ну же. Она представила у себя в голове картину. Она слишком много работала и мало спала. Если бы произошло что-то предосудительное, они бы сказали ей. Если бы случилось что-то порочное, она бы знала.

  До чаепития Файе с папой прогулялись по крутому обрыву. Не Файе это предложила. Прогулка по крутому обрыву, независимо от погоды, была неотъемлемым элементом выходных в Дорсете. Она хотела подняться высоко, посмотреть на водные просторы, увидеть солнечное мерцание над золотистыми скалами и камни на пляже Чесил, так как они были выстроены в прекрасный изгиб, направленный в смутный Портланд. Ей хотелось почувствовать легкий морской ветерок, пробегающий по коже и развевающий волосы. Спрятавшись, она хотела разрешить паутину проблем, наваливших на неё за последние несколько месяцев.

  Они остановились в заливе и шли пешком по крутой и старой дорожке, не проронив ни слова , потому что им нужен был воздух, чтобы подняться на вверх. На вершине они остановились посмотреть на не подходящие крыши домов в заливе и гавани, их серая пристань указывала на море. Вода блестела, после дождя на траве была роса и было грязно.

  «Итак, что нового, пап?» спросила Файе. Она осознала вину того, что не часто задавала подобный вопрос. Дело было не в том, что ей было не интересно; казалось, что в жизни родителей ничего не изменилось. Тогда как в Лондоне… Она старалась не думать о последних месяцах работы и Джастине, по крайней мере в течение какого-то времени. Иногда казалось, что иная её жизнь вовсе не существует, пока она находилась здесь. Короткий перерыв. Сейчас это то, что ей нужно больше всего.

  Её отец положил руки в карман. «Действительно, что-то произошло,» сказал он.

  Файе остановилась. Она знала это. «Правда?» По папиному выражению лица не было заметно, чтобы что-то плохое произошло.

  «Мне предложили уйти на пенсию пораньше». Он устремил свой взгляд в море, будто бы там можно найти ответы; его голубые глаза косили словно он смотрел украдкой на солнце.

  «Ах». Это многое объясняло. Отец Файе всю жизнь проработал в банке. Она знала, что в преклонных годах он добился карьерного роста довольно-таки быстро. Она предполагала, что ему, как и каждому человеку, нравилась его работа, безусловно, он имел хорошие отношения с персоналом. Когда она была маленькой, часто казалось, что он устал, но это жизнь, не так ли? Вы усердно работаете, копите деньги на отпуск и утомляетесь, и поэтому отдых вам необходим. Файе также была в подобном положении до тех пор, пока она однажды все не пересмотрела и не начала действовать.

  «И?» она пыталась разузнать побольше пока они шли. На скалах ничего не росло, пурпурный и желтый цвета покрывали поляну. Ранняя отставка это хорошо же? Её родителям хватало денег, и её отец получал бы пенсию и смог бы заниматься другими делами. «Ты собираешься выйти на пенсию, не так ли?» Она предполагала, что это будет его выбором.

  «Да, любимая». Он бросил в её сторону не понятный для неё взгляд и ускорился, шагая по скалистой дорожке в своих сапогах грязно-зеленого цвета, направляясь в сторону пляжа Свежей Воды и караванного парка.

  Файе нахмурила брови. Что-то пошло не так. Она наравне с ним ускорила шаг, догнала его и схватила за руку. «Папа, а что ты будешь делать в свободное время?» Рассмеялась она. «Купишь участок? Будешь решать кроссворды в кровати?»

  У него была, как и прежде, неубедительная улыбка. Тогда получается, что он не хотел уходить с работы? Она полагала, что он хочет. Его уволили? Разве? «Как надоело,» прошептала она. «Ты ведь не против, правда? Я имею в виду, пораньше выйти на пенсию?»

  «Нет, любимая». Он посмотрел на поля на противоположной стороне скалы, на долину и потом вновь на горный хребет. На другой стороне были Природные Резервы и деревня Ботенхамптон. «Курса я не знаю. Я восхищен».

  «Правда?»

  «Правда». Он сжал руку.

  Это подбадривало. Но ей было интересно, почему он не смотрел на это?

  Позже, за чаем в саду, мама Файе вернулась в знакомую местность. Для Файе это было облегчением.

  «Как насчет работы, дорогая?» спросила она, смазывая булочку кремом. «Есть ли что-нибудь на горизонте?»

  Файе пожала плечами. Её мать была практичным человеком, который думает об уплате аренды и о еде. Файе попробовала её булочку. Вкусно. Она была пропитана и таяла во рту, крем сочетался с малиновым джемом её мамы. «Я связалась с несколькими компаниями и отправила им свое портфолио,» сказала она. «Посмотрим».

  Если честно, мысль о реальной работе в мире дизайна казалась была за миллионы миль от её учебы, её степени, которая у неё теперь была. Сможет ли она сделать это? Сможет ли применить это на практике? Достаточно ли она хороша? Файе не знала о чем и думать. Её университет имел хорошую репутацию в индустрии, но, как она уже сказала Шарлотте, за его пределами было огромное количество талантливых людей. И большинство из них были моложе, бодрее и возможно имели более сильное желание, чем Файе. В довершение, она напоминала самой себе, что возможно представление её личного преподавателя это еще не превосходство.

  «Что-нибудь да будет, любимая,» с уверенностью сказал её отец. Он посмотрел на маму Файе, и Файе наблюдала за тем, как они обменивались взглядами.

  Вот только она не была полностью уверенна, что значил этот взгляд. «На самом деле,» сказала она,»есть вариант».

  «То есть?» Она теперь полностью завладела их вниманием.

  «Помните Шарлотте?»

  Они помнили её.

  Файе пальцем собрала остатки крема с тарелки и облизнула. «Она пригласила меня присматривать за её домом в Сардинии». Сардиния – теплое, солнечное место, где очень много потрясающих пляжей. Не говоря уже о еде, архитектуре и людях.

  У её мамы изменилось выражение лица. «Присматривать за домом?» повторила она. «Это с трудом можно назвать работой дизайнера, не так ли, дорогая?»

  Это практически то же, что и думала Файе вначале. Неделька или пара недель в Сардинии, она нашла этому оправдание: она усердно работала, она имеет право отдохнуть немного, она все еще может подавать заявления на работу и отвечать на электронные письма, пока она в командировке. Но казалось больше не в силах терпеть.

  «Все же Файе может спокойно отдыхать,» вмешался её отец, благословляя. «После всей проделанной работы». Он повернулся в её сторону. «Будет много времени, чтобы найти работу после того, как восстановишь силы, любимая».

  «Ммм». Её мама сомневалась и вытирала рот салфеткой. Файе знала, что до того, как её родители встретились, её мама работала в престижном магазине. Она уволилась с работы, когда родила Файе и не работала на протяжение шестнадцати лет, после чего устроилась продавцом  в местный ремесленный магазин. Но, в конечном счете, она также не продержалась на этой работе и не работала в течение нескольких лет. Она содержала дом в идеальной чистоте, готовила, пекла различные изделия на рынок: варенья, булочки, пирожные, пироги; и ухаживала за отцом Файе. Он, казалось, не жаловался на это. Нет, её мать никогда не была успешной женщиной. Файе не изменить этого. Ею лелеяли с самого детства, она должна была чувствовать что-то особое. Но сейчас ей стало интересно- занималась ли её мама когда-либо чем-нибудь другим?

  Шарлотте объяснила, что её муж, хозяин гостиницы, Фабио будет объезжать всю сеть гостиниц, принадлежащих его компании в северной части Италии. «Чтобы разузнать, почему их доход снизился,» она дополнила. «Чтобы сравниться с планом  Супер Фабио и занять прежнюю позицию. Что-то в этом роде».

  Файе знала. Она познакомилась с Фабио на их свадьбе в старой церкви в Ботенхамптоне. Он симпатичный и чрезвычайно уверенный джентельмен. В самом деле Супер Фабио. За две недели в Сардинии Файе заметила, как Шарлотте сильно влюбилась. Перед Шарлотте у британских парней, которых она знала, не было ни единого шанса.

  «Итак, куда мне вступать?» спросила Файе. «Только не говори, что Фабио нужен личный помощник в организации планов, потому что я не поверю тебе».

  Шарлотте рассмеялась. «Ты права, ему не нужен. Но я собираюсь с ним».

  «Чтобы морально поддерживать?»

  «Ты шутишь?! Ему это даже не нужно. Нет, я хочу посмотреть Италию. Мы с трудом выбираемся куда-либо вместе. Тот отель- дитя Фабио».

  «О, понятно». Теперь все более ясно. Файе было интересно, хотят ли Шарлотте и Фабио иметь ребенка, который бы отличался от них. «Любителя выходных, ты имеешь в виду?»

   «Выходных? Это еще смешнее. Фабио ужасный трудоголик, а ты знаешь меня, я могу начать работу, как только положу шляпу. И естественно, если у меня есть нитка с иголкой.»

  «Само собой». Рассмеялась Файе. «Но зачем тебе я?»

  «Чтобы присмотреть за домом. Кормить драгоценных тропических рыбок Фабио».

  «Ах, да , рыбки». Шарлотте рассказывала ей об аквариуме, который недавно занял половину их спальни.

  «И быть на чеку в случае грабежа,» добавила Шарлотте.

  «Хорошо».

  «Ты знаешь, что я имею в виду. Паранойя Фабио.»

  Значит, он не идеальный, подумала Файе.

  «И перед тем, как ты спросишь; нет причин, почему нас должны ограбить. Нас никогда не грабили, и здесь, в Дериу, практически нет краж.» Её голос изменился. «Кроме того случая, когда исчезла Георгия Волти, но это было очень давно и до моего приезда. Но как я сказала….»

  «Паранойя Фабио.»

  «Точно».

  «Я должна делать что-то еще?» спросила Файе.

  «Просто отдохни некоторое время в Сардинии.» Голос Шарлотте звучал теперь убедительно. «После твоей тяжелой учебы, Файе, тебе это необходимо».

  Но Файе слишком хорошо знала её. «И?» сказала она…

  «И у Шарлотте были двое друзей, которые имели в своем владении театр,» сказала теперь Файе своим родителям.

  «Театр?» Посмотрел вопросительно её отец на неё.

  «Театр,» подтвердила она. Театр появляется везде, где бы вы о нем не подумали. Вся жизнь- драма.

  Её мама нахмурила брови. «Как зовут этих друзей?»

  «Алессандро и Мариса Риналди,» сказала Файе.

  «Риналди…» Её мама очень пристально смотрела на неё. Но потом она посмотрела в сад, её взгляд был не сосредоточен, будто бы она запуталась в своих мыслях.

  «Мы встречали Бруно Риналди,» сказал отец Файе. «Он переночевал у нас, когда поженились Шарлотте и Фабио.»

  «Конечно.» Файе вспомнила его: величественный, с хорошими манерами и довольно-таки очаровывающий.

  «Он упомянул о том, что имеет двух взрослых детей, не так ли, Молли?»

  Мать Файе казалось с трудом помнила. «Да,» сказала она. «Он самый.»

  «Он был немного старше нас,» сказал отец Файе. «Что с ним случилось? Он еще жив, ведь так?»

  Файе задалась вопросом, на напрягла ли она сидевших в комнате. «Нет», сказала она. «Шарлотте сказала, что он умер несколько месяцев тому назад.»

  Её мама с трудом вздохнула.

  «Мы не достаточно хорошо знали его,» сказал её отец. «Но мне все же жаль».

  «Что Шарлотте попросила тебя сделать?» На лице у матери было странное выражение.

  «Посмотреть сначала театр. А потом…»

  «И ты пойдешь?»

  «Его нужно реставрировать». Шарлотте сказала ей, с трудом сдерживая эмоции в голосе. «Его забросили на несколько лет. Его нужно реставрировать и полностью изменить дизайн».

  Файе начала думать о том, как хорошо она знает моделирование театра. Не очень хорошо. «Я не…»

  «А ты…» Шарлотте перебила её, «просто будь женщиной, гарантирующей хорошую работу».

  «Хорошо,» ответила Файе матери. «Я буду». Отложить отпуск в Сардинии и шанс увидеть одного из её близких друзей, не обращая уже внимания на интригующий проект на горизонте? Правда была в том, что она не могла ждать.

Hozircha fikr bildirilmagan

Fikr bildiring

Hozircha fikr bildirilmagan!

Maqola haqida fikringizni bildiring.

Ma'lumotlaringiz ishonchli qo'llarda!Email manzilingiz va shaxsiy ma'lumotlaringiz hech kimga ko'rsatilmaydi.